черепа черепа

Последняя строка

Горизонт, залитый кровью,
Взгляд ласкал, но в тот же миг
И пугал его собою
Под бездумный птичий крик.

И царапали деревья
Небосвод, что свет терял.
Ветер сонные растенья
Колыхаться заставлял.

Ночь в свои права вступала,
Убаюкивая день;
Тот же уходил, устало,
Под безудержную тень.

Небо тьмою покрывалось,
Звёзды робко зажигая.
И всеобщая усталость
Появлялась, усыпляя...

Крики сов неслись по лесу,
Нагоняя скверный страх.
Сквозь упавшую завесу
Огонёк играл в кустах...

Крик разрезал мглу лесную,
Птиц уснувших распугал;
Женский крик сквозь тьму глухую
К чьей-то помощи взывал.

За колючими кустами,
Замыкаясь в адский круг,
С одурелыми глазами
Были люди. Что здесь, друг?

В тёмно-красных одеяньях,
Каждый с факелом в руке,
Жертвы ждут, что во страданьях
Жизнь подарит вечной тьме...

Среди круга - странный камень,
Словно дьявольский алтарь.
Рядом с ним играет пламень,
В нём же дремлет чёрный царь.

Покрывали камень знаки.
Кровью писаны они;
Девственниц, что в скорбном мраке
От злой смерти не спасли.

В каждой строчке кровь невинных
Девушек, их жизнь и смерть.
Сколько нитей рвали длинных,
Чтобы царь ступил на твердь.

И осталось только строчку
На том камне дописать,
Чтобы царь смог в эту ночку
Выйти жечь и убивать.

Двое извергов в одеждах
Жертву к алтарю несли.
В сердце теплится надежда,
Вера... Зов, чтоб сберегли...

Деву вяжут к алтарю...
Та кричит, но лес глухой...
Зазвучала песнь царю,
Разнеслась во тьме густой...

Занесён клинок над жертвой.
Смерть пришла и ждёт свой миг.
Нет надежды в сердце смертной
И затих, порвавшись, крик...

Но пришла смерть не за девой,
А за слугами царя.
Высший жрец пал жертвой первой
Возле злого алтаря.

Рыцарь в блещущих доспехах
Преградил путь к алтарю.
В этот миг из чащи леса
Вышли воины к огню.

Тишина повисла робко...
А потом всё сорвалось...
Крики, стоны и проклятья -
Всё по лесу разнеслось...

Утро. Тишь. Вот свет забрезжил.
И алтарь злой осветил.
Никогда уже, как прежде,
Он не выпустит злых сил...